Вы здесь

Три вида совести

«Всю жизнь творю добро, желая зла» (Мефистофель).  

Заслуга Берта Хеллингера состоит в том, что он ввел в оборот эти понятия – три вида совести. Это его ноу-хау. Это не истина в последней инстанции. Это просто модель, с помощью которой он объяснил те феномены, с которой он сталкивался в своей терапевтической практике.

Точно так же как современные ученые используют разные модели объяснения солнечного света. Волновая теория света помогает достигать своих эффектов: производить дифракцию света на цвета спектра. Это используется в оптике. Корпускулярная модель света помогает извлекать из потока частиц света (фотонов) электроэнергию с помощью солнечных батарей. Таким образом, определенные модели объяснения реальности помогают человечеству извлекать полезные для себя эффекты из феномена, который до сих пор для ученых остается загадкой. Что такое Солнце и солнечный свет на самом деле до сих пор большая загадка.

Модель атома, модели химических элементов – это понятия, это договоренности ученых, которые позволяют им удобно объяснять картину мира. На самом деле все намного сложнее. Точно так же не обязательно знать теорию электричества, чтобы уметь включать или выключать свет в своей комнате. Достаточно уметь пользоваться выключателем и знать, где он находится.

Хеллингер увидел в своей работе определенные феномены, назвал их, описал, и сделал достоянием общественности, и они широко и эффективно применяются для проработки людских проблем. Он назвал эти феномены «личная совесть», «коллективная совесть», «интегральная совесть». Каждый из вас имеет при желании все шансы убедить научное и психотерапевтическое сообщество в уместности других терминов для описания этих феноменов.   

Личная совесть

Личная совесть регулирует нашу принадлежность к семье и любым другим, важным для нас группам. Действие этого вида совести мы можем чувствовать и ощущать. Каждый раз, когда мы совершаем действие, ставящее под угрозу наше членство в важной для нас группе людей, у нас внутри возникает особое чувство. В нашем языке есть много эпитетов для описания этого феномена. «Нечистая совесть», «угрызения совести», «муки совести».

Суть феномена личной совести состоит в том, что если мы ничего плохого группе или семье не сделали, и нашему членству в группе или семье ничего не угрожает, наше членство гарантировано, мы чувствуем себя не виновными, достойными членами группы или семьи, мы имеет право на получение выгод от этого членства. Мы чувствуем себя хорошо, удобно и прекрасно. Другими словами наша совесть чиста.

Если мы совершили действие, за которое нас могут наказать исключением из группы или семьи (уволить с работы, расторгнуть брак, изгнать из племени и т.д.), то личная совесть становится нечистой, начинает нас мучить еще до вступления в силу официального наказания. Тем самым личная совесть говорит человеку: «Давай, меняйся, извиняйся, искупай вину, компенсируй ущерб, и тем самым восстанавливай своим права на членство в группе, иначе тебя исключат и это очень опасно». И когда человек, прислушивается к голосу совести и компенсирует для группы негативные последствия своих действий, он вновь становится невиновным и возвращает себе право на членство в группе, и тем самым «сохраняет себе жизнь».

Почему это так сильно работает. Потому что это очень древний, архаический инструмент. В древности, если племя изгоняло человека  из своих рядов, это означало почти неминуемую гибель.  С этих древних времен в глубинах нашей психики заложено понимание, что комфорт и жизнь напрямую зависят от членства в группе (семье, племени, организации, структуре).  

Можете прямо сейчас вспомнить случай, когда вас мучила совесть. Механизм личной совести – это механизм самонаказания. Этим пользуются опытные педагоги. Они говорят школьнику: «Вовочка, зайдите к завучу, у него к вам очень неприятный разговор». Пока Вовочка дойдет до завуча, он уже сам себя много раз накажет, испытает дискомфорт, будет наполнен до краев чувством вины. Завучу останется лишь договориться о будущей системе отношений, чтобы ошибки в поведении не повторялись.       

Личная совесть хороша тем, что она очень заметна. Её действие человек мгновенно ощущает на себе в виде телесного и эмоционального дискомфорта. Поэтому понятия «чувство вины» и «нечистая совесть» очень близки по смыслу. Но относится это больше к личной совести, потому что она может ощущаться человеком непосредственно на уровне чувств: в виде страха, беспокойства, нервозности, ощущений дискомфорта в теле.

Личная совесть является механизмом копирования и воспроизведения моделей поведения и привычек из поколения в поколения. «Я такой же как ты. Мы с тобой одной крови, ты и я. Мы - одна семья». Наряду с выгодами, это является источником огромного количества проблем в жизни современного человека. Например, в современном обществе, где давно не было войн, люди могут на внутреннем автопилоте совершать действия, смысл которых – подготовка к войне: запасать спички, мыло, соль и сахар «на черный день».

Повторение моделей поведения можно описать метафорой банки с рассолом и огурцами. Если моя семья религиозна, чтобы сохранить членство в ней гарантированным, я тоже должен демонстрировать религиозность, в том числе в повседневном поведении и в ключевых решениях. Если я попал, как огурец в банку с рассолом, я просаливаюсь. Если я не хочу просаливаться, меня исключают, и я попадаю либо в салат, либо в банку с маринадом. Членам группы (семьи) гарантируется поддержка, безопасность за счет групповой солидарности, определенную степень уважения, признания и комфорта. Раз ты наш, мы о тебе заботимся. Если ты не наш – не заботимся. Каждый член получает дивиденды от членства в группе и должен вносить свой посильный вклад в группу.

Чтобы понять механизм групповой лояльности, попробуйте провести, не побоюсь этого слова, экстремальный эксперимент. Попросите группу спартаковских болельщиков одеть красно-синие шарфики и орать кричалки армейцев, и не просто так, а за оплату (ящик пива). Какова будет их реакция? Реакция будет однозначно негативной! А почему?! Вы же ящик пива предлагали. А потому что принадлежность и лояльность группе приносит им несоизмеримо большие дивиденды, в том числе психологические. 

 

o    Как быть с теми людьми, которые совершая не очень хорошие поступки, не испытывают вины или угрызений совести?

Для этого феномена может быть несколько объяснений

1)               Люди могут не испытывать никаких угрызений совести, если причиняют вред группе, членство в которой для них совершенно не важно. Так, террористы, взрывая «неверных», делают это с чистой совестью. Принадлежность своей группе террористов только укрепляется. Иногда принадлежность к разным социальным группам может приводить к внутреннему конфликту. Например, для одноклассников, то, что Вовочка курит - это круто, а для его родителей – недопустимо. Таким образом, одно и то же действие может быть гордостью (чистая совесть), и преступлением (нечистая совесть в отношениях с родителями)

2)               В результате травмы, человек уединился, стал волком-одиночкой по жизни, обособился от групп людей и от норм человеческого поведения. И страдания других людей от его действий для него не значимы. Он выработал в результате травму нечувствительность, своеобразную анестезию боли. Примером может служить главарь-злодей из фильма «Охота на пиранью». По его собственным словам у него «не осталось ничего человеческого». Для такой анестезии используются психологические механизмы отрицания, вытеснения, искажения  и др. Механизм самооправдания развит у большинства людей очень хорошо. Почему опоздал  на работу? Так ведь пробки! И так во многих и многих эпизодах жизни. «В чужом глазу сучок видим, в своем бревна не замечаем». 

3)               Человека использовали более могущественные силы для осуществления задач более высокого уровня. Это было его служением и призванием. 

Итак, механизм действия личной совести: если я буду выполнять всё, как заведено в семье старшими, соответствовать их мыслям, установкам, моделям поведения, привычкам, то все будет хорошо, мое членство, а значит, все сопутствующие членству дивиденды будут гарантированы.    

Коллективная или системная совесть. 

Коллективная или системная совесть заботится о том, чтобы группа была полносоставной, чтобы в группу входили все члены группы, независимо от их поведения.

Автомобиль – это прекрасная аналогия системы элементов, соединенных определенным образом между собой. Кузов, колеса, двигатель, стекла, ключ зажигания, руль, педали, кресла салона, бензин. Каждый элемент имеет свою функцию. И только в совокупности этих деталей и элементов машина может обеспечить путешествия из Петербурга в Москву. Если убрать одну единственную деталь – стеклоочиститель, и сразу же мы получаем кучу неудобств и опасностей в дождливую погоду. Если убрать бензин или ключ зажигания – вообще поехать не сможем. Даже если ссыпать в кучу все детали автомобиля, на этой куче деталей нельзя ездить. Нужен собранный автомобиль. Получается, чтобы система (автомобиль) функционировала достойно, все в ней должно быть полносоставным, так как  каждый элемент вносит свой вклад в общий результат. Цельность, целостность системы подразумевает, что каждый на своем месте, в определенном взаимодействии.

И, конечно же, это имеет свои древние корни. В древнем племени, которая являлась единицей выживания и воспроизведения жизни в суровых природных условиях, полносоставность была само собой разумеющейся. Мужчины-охотники выполняли свою роль, женщины-собирательницы – свою, воспитатели молодняка – свою, кузнец-оружейник – свою, жрец – свою, певец-песенник - свою.  И как из песни слов не выкинешь, так и из племени, если кто выбывал, нужна была срочная замена.

Если вдруг кого-то забывают, или игнорируют, или презирают, или не принимают черту его характера, или ненавидят целиком, или на него обижаются – все виды исключения человека из семьи делают семью неполной. И точно так же как в метафоре автомобиля, система становится неполной, а значит неполноценной. Точно так же как пробитое колесо автомобиля заменяют запаской, так и любое «пустое» место в семье замещается, заполняется вновь прибывшими членами семьи, потомками.

Ребенок, может быть, еще не родился, а он уже подгружен определенной нагрузкой – помнить о дяде, который утонул, и о котором не любят вспоминать.

Кстати, примерно тоже самое свойственно групповому поведению сотрудников организации. Например, в некоторой группе сотрудников есть «гульчатай директора» и есть «козел отпущения». И, допустим, «козел отпущения» уволился, и «гульчатай директора» ушла в декретный отпуск, и данные роли пустуют. И тогда из оставшихся «выбираются» новые люди на пустующие роли. Причем происходит это автоматически. Поэтому любое увольнение в организации может отлететь рикошетом на сотрудника, который «ни сном, ни духом» и ему вся система предложит исполнять роль, которая была у того, кто уволился. И свалится на него либо «барский гнев, либо барская любовь», кому как повезет.            

Арнольд Минделл в процессуальной работе он это феномен заведомо присутствующих ролей в поле группы использует для разрешения конфликтов в коллективе. Он с помощью определенных приемов помогает каждой присутствующей в поле группы позиции быть озвученной и воспринятой всеми участниками. Сколько бы их ни было, каждая должна быть услышана всеми остальными. Происходит очень интересная вещь. Если какой-то позиции не уделили внимания, забыли, напряженность и дискомфорт в группе остается. И получается так, что рано или поздно это мнение или позиция озвучивается, и как только она услышана и воспринята, ей отдана дань уважения, напряженность уходит. После этого удивительная метаморфоза происходит в группе. Они успокаиваются, смотрят друг на друга, пожимают плечами: «А в чем, конфликт?! Мы единый коллектив. Мы друг друга любим. Мы делаем одно дело. Здесь просто нужно договориться и сделать то-то и то-то». И вся группа может дальше эффективно существовать и достигать прекрасных результатов. Основа этого процессуального подхода в разрешении конфликтов – диалог, демократичный способ обмена мнениями, в котором каждое мнение и позиция получают право быть услышанными.

Коллективную (системную) совесть можно сравнить с коллективным бессознательным семьи и всего рода.  Действует она, в отличие от личной совести, незаметно, неосязаемо. У него не колотится  сердце, не дрожат ноги, не тянет в животе. На эмоциональном уровне он вообще не замечает изменений. Заметить действие коллективной совести можно только по последствиям. Люди могут, замещая забытого члена семьи, повторить его негативный сценарий неоднократно. 7-8-10-15 раз повторяется «заезженная пластинка» в жизни человека, до тех пор, пока он не осознает причин происходящего. 

Опишу один из таких случаев в моей жизни. Еду я на велосипеде по прохладному осеннему лесу. Вдруг у меня в полный рост перед глазами образ танковой атаки, кресты черные, гранаты на поясе, и велосипед из-под меня уходит в сторону, и я всем прикладом падаю на правое плечо. Боль страшная, рука не шевелится. Только через 10 минут я вообще смог приподняться. Ковыляю, придерживая руку, до дома. По пути вспоминаю, что у деда моего в 1943 году в войну руку ампутировали по самое плечо. Таким образом, я в микромасштабе повторил травму деда.

Масштаб повторения беды может быть любой. Для коллективного бессознательного (коллективной совести) важно вспомнить всех тех, о ком не вспоминают или кого забыли. Все должны быть в обойме, в упряжке. Если кто-то выпал, его нужно заменить.

Важный момент – случайность выбора того, кто будет «запаской». И часто люди задаются вопросом: «А почему именно я должен это нести?!» Берт Хеллингер писал, что коллективная совесть несправедлива. По моим наблюдениям, среди молодого пополнения в семье роли распределяются так: кто чувствительнее, тот и несет. Как сказке «Конек-горбунок»: старший – умный был детина, средний был и так, и сяк, младший вовсе был дурак!». Соответственно, старший брат нес ответственность за материальное обеспечение семьи. Ему, как правило, передавали большую часть наследства – мельницу (Сказка Шарля Перро «Кот в сапогах»). Средний брат, как правило, служил государю (в наследство получил осла). Младший брат – нес психологическую нагрузку рода, часто выполнял подвиг юродивого (получил кота). Юродивого содержат и кормят другие члены семьи, а он несет психологический груз. Вот такое разделение труда. Таким образом, ответственность за продолжение жизни, рода, воспроизведение семьи в новых поколениях несут все, но в рамках своей специализации. Очень часто помогающие профессии выбирают те члены семьи, которые несут психологическую часть семейного груза.

Есть такой феномен коллективной совести «синдром годовщины», когда несчастные случаи происходят в привязке к дате или к возрасту. Вот один из интересных случаев, описанный в литературе.  В 43 года одна из весьма преуспевающих женщин в одночасье разругалась с мужем и развелась, уволилась с работы, неудачно разменяла квартиру и оказалась в сарае с двумя детьми на руках. В расстановке выяснилось, что она повторяла несчастный сценарий своей бабушки по матери, которая ровно в 43 года получила похоронку на мужа и осталась в деревне с пятью детьми на руках.   

Эффект сотой обезьяны– это феномен коллективного бессознательного. Матрица поведения, воспроизведенная достаточно большим числом особей популяции на одном острове, стала достоянием всех обезьян данного вида на всем архипелаге. 100 научились друг у друга, а остальные научились из коллективного бессознательного своего вида.  Точно так же у людей. Совокупный опыт вековой истории поколений на данной территории, создают некую единую матрицу для всех живущих. То, что из зернышка липы вырастает именно липа, а не кедр, заложено в зернышке. А то, что мы чувствуем и как себя ведем, определяется, в том числе и тем, как это было раньше у предков. И «разделение труда» между братьями воспроизводится по образцу, который несколько сотен лет был очень актуален, а сейчас потерял свою значимость, утратил функциональность.

Еще пример. Сейчас женщина может заработать во многих сферах больше или наравне с мужчинами. Но в соответствии с древним архетипом женщина и мужчина чувствуют себя более комфортно, когда роли распределены так: он добытчик, а она – его жена и мать его детей.    

 

o    В одной из расстановок выяснилось, что я повторяю негативный сценарий судьбы бабушки. Но её никто не забывал. Почему так происходит?

Мое глубокое убеждение, что система заставляет вспоминать не личность как таковую, а сценарий как факт биографии, вернее неотрегированные чувства, тайну – информацию, которую нельзя было доверить никому. Все знали бабушку, но не знали её тайны, не знали её чувств, которые она никому не открывала. Важен не сам факт биографии, а субъективное значение, которое этому факту придавалось. Для одних рождение и смерть двадцать первого ребенка – это просто. «Бог дал, бог взял». А для кого-то настоящая трагедия. Степень значимости этому факту присваивают люди. Для одного – это важно, для другого нет.

 

Итак механизм коллективной (системной) совести: человек не чувствует и не понимает почему, но повторяет историю или сценарий жизни дедушки, например, теряет деньги как и он.    

Если бы предок свои эмоции и чувства проработал бы, то ему нечего было бы передавать потомкам в виде эстафетной палочки. Если передавать нечего, то и повторять нечего.  Если трагедию в своей жизни человек не успел переработать, не было для этого ресурсов или помощников, нужно было выживать самому и детей спасать, а не чувствами заниматься, тогда это как модель может передаться дальше и достаться потомкам в качестве своеобразного наследства. 

Решение, которое гармонизирует ситуацию в случае «исключения» кого-то из семейной системны – это вспомнить человека, дать ему место в семейной системе с уважением. Английский глагол ВСПОМНИТЬ = REMEMBER= RE-MEMBER= ВОССТАНОВИТЬ ЧЛЕНСТВО – очень показателен.

Интегральная совесть

Есть несколько синонимов этому понятию: духовная совесть, трансцендентная совесть, божественный взгляд на вещи. Это та сила, которая выходит за границы противоречий, которая связывает воедино всех и все. Нам кажется, что это разное, а на уровне интегральной совести – это все единое.

Метафора. Если взять большое дерево. У дерева есть ствол и ветви. Если сделать срез на уровне двух ветвей, может показаться, что это нечто отдельное, независимое друг от друга. Ветви могут тереться друг от друга, ломать друг друга, падать друг на друга. Но если сделать срез на уровне ствола, станет очевидным, что это одно дерево.

Так вот интегральная совесть – это такой взгляд на любые вещи, где все едино. Это срез на уровне ствола, и каждая веточка воспринимается частью общего большого организма. 

Интегральная совесть – это уровень квантовой физики. Если взять молекулярный уровень наших тел, то мы на 80% состоит из молекул воды. Мы с вами на молекулярном уровне одинаковые на 80%. Нам делить нечего. Только воды найти и напиться. А если взглянуть на  ситуации с атомного уровня, каждый из нас – совокупность одних и тех же атомов. А на субатомном уровне – мы совокупность нано-частиц. Если брать еще более глубокий уровень то наши тела – это 99,9% пустота между субатомными частицами. Представьте только! 99,9% тождества.

Это просто разные ракурсы, определенная точка зрения на вещи. Когда мы говорим, что убийца плохой, а жертва хорошая, мы, по сути, начинаем судить-рядить-оценивать людей.  Достаточно выйти на самый общий интегральный уровень, и с этого уровня посмотреть на вещи, все равны, все хороши, и все в этом мире естественно уместны и могут быть совместны.  В рамках этого единства, интегральности понятия добра и зла теряют привычные значения. Это страх загоняет нас в полярность. Но если выскочить на другой этаж и суметь со стороны посмотреть на привычные черно-белые вещи в нашей жизни, их значение в нашей жизни может существенно измениться.

Например, если человек находится в зоне комфорта, он не развивается и не растет. Чтобы человеку расти и развиваться его нужно вывести из зоны комфорта, спровоцировать. Этим занимаются «злые силы» - определенные люди, которые нам вредят, подножки ставят, критикуют. Они нас увольняют с прежних мест работы, они нас предают и подставляют под удар. А мы на них, порой, очень сильно злимся. Но функцию для нас они выполняют поистине волшебную  – они своими негативными пинками и строгими экзаменами подталкивают нас к развитию.

Есть другие «добрые» силы. Они поддерживают нас в безденежье, заботятся о нас, когда мы болеем, ремонтируют нас, когда мы что-то сломали, штопают наши душевные раны, ободряют, вдохновляют, хвалят и помогают. Они точно также помогают нам расти, но со своей стороны, нежно,   

Кто из них для нас более ценен? Если мы перестанем развиваться, нам будет хорошо? Кто нас больше толкает к нашему развитию? Вот и получается, что добро и зло – вещи относительные. А мы взяли лишь самый простой ракурс – способность человека развиваться. 

С позиции интегральной совести, когда мы видим, что все едино, то нет места и осуждению. Просто у каждого своя роль. Кто-то токарь, а кто-то пекарь. Кто-то по-злому нас развивает, а кто-то по-доброму, но оба служат одному и тому же – нашему развитию. Служат развитию на всех уровнях бытия – на уровне человека, на уровне группы, на уровне общества, на уровне планеты, на уровне космоса, на уровне каждой клетки. 

Человек на бытовом уровне склонен обижаться на «злых» и просить помощи у «добрых». А на самом деле – весь мир, все мирозданье, вся вселенная жаждет одного – чтобы он развивался. С точки зрения интегральной совести нам не дано знать всей подоплеки событий, почему именно так с нами происходит. Но, по сути, мы находимся на службе крупномасштабных сил. И суть этой службы – наше развитие.

Поэтому один из самых значимых духовных подвигов человека -  это перестать оценивать, осуждать, воспринимать окружающих с позиции того, что они «вредоносные сволочи». Если вдруг ситуация вокруг тебя обострилась, десять лет тобой начальство восхищалось, а тут вдруг начало критиковать, надо не злиться, а посмотреть на себя. Десять лет ты был зеброй, у которой замечали только белые полоски, и тебе это нравилось. А вдруг - хлоп! Все начали замечать в тебе только черные полоски и относиться к тебе соответственно. С позиции интегральной совести, это не начальство виновато, а что-то происходит в данный момент с тобой. Или включилась позиция жертвы и виноватого, или Вселенная зовет тебя покорять новые горизонты, а ты сопротивляешься, не веря в свои силы. И в этом смысле начальство своими «необоснованными» придирками дает волшебный пинок к новым перспективам и светлому будущему, обрубая корни и связи с прежней привычной комфортной действительностью.    

 

***

В завершении хочется напомнить один бородатый анекдот.

После смерти предстали перед Божьим судом двое – священник и водитель автобуса. Священника определили в ад, водителя - в рай. «За что?» – воскликнул священник. «Когда ты проповедовал, большая часть прихожан зевала от скуки, а когда этот водитель ехал по маршруту, неистово молился весь автобус».  

 

Автор: Юрий Карпенков