Вы здесь

Мальчик-с-пальчик

Надежда Матвеева непревзойденный мастер проведения необычных форматов расстановок, в частности расстановок сказок и сказочных сюжетов. Предлагаем вашему вниманию описание одной из таких расстановок.

Клиентка Клара (имя изменено) обратилась с запросом по поводу сильного беспокойства, возникшего внезапно, без каких-либо видимых причин. И этот запрос было решено проработать в методе «расстановка сказок».  

 

Предварительная информация для группы.

Терапевт: Расстановка сказки относится к расстановкам структурных элементов.

Очень важно, чтобы клиент рассказал при группе, как он её помнит.

Очень важно, чтобы всё предварительное интервью было сделано конфиденциально. Чтобы группа относилась непредвзято. Мы с клиентом знаем, о чем его жизненная ситуация, его жизненная сказка. А здесь в рабочем поле расстановки мы будем расставлять значимые фигуры сказки клиента. Значимые фигуры выделяются. И они ставятся в поле. Потом мы даем заместителям вчувствоваться в роли.

С точки зрения техники, эта расстановка с самого начала является аутопоэтической, где первоначальный образ не фиксируют, а сразу отпускают в свободное плавание.

Клиент видит в этой расстановке иногда какие-то истории своего детства. Иногда фигуры могут трансформироваться в фигуры рода. Фигура сказки попадает как бы в самый центр мишени. Мы просто не можем ничего себе придумать. Мы просто рассказываем сказку. А поле нам рассказывает, какая сказка семейной системы до сих пор живет в человеке. И мешает ему реализовывать свои идеи, мешает получать то, что хочется. Или пугает. Есть такие сказки семейных систем, которые нас пугают, и мы находимся в постоянном ужасе.

Здесь важно всем участникам этой расстановки удержаться и не подсказывать, как правильно. Мне иногда очень трудно сдерживаться. Я иногда удивляюсь. Ведь я эту сказку точно читала и хорошо помню, а человек мне рассказывает про что-то совершенно другое.

Один мужчина мне как-то рассказал, что Красная шапочка, в его интерпретации (!), зверски четвертовала волка. В его варианте нет такого, что пришли дровосеки, которых позвала Красная шапочка. И он мне в мельчайших деталях рассказывал. Я ему: «Вы так помните эту сказку… Интересно…» А он мне: «Это не я помню, оно так и было».  

Чем интересны расстановки сказок, что в них мы не ставим в поле фигуру самого клиента. В поле есть только фигуры сказки. Поэтому это нас никак не привязывает. Поэтому мы можем в образе расстановки увидеть фрагменты детских травм. Мы можем увидеть родительские сценарии. Мы можем увидеть сценарии бабушек и дедушек. А иногда несколько аспектов сразу.

За что я люблю расстановки сказок, в расстановку сказки отправляешься как в путешествие и ты совершенно не знаешь, что будет. Единственно, что знаешь, что поле уже открылось.

 

Пересказ клиента сказки «Мальчик с пальчик»

Клиент: Эта сказка мне так помнится. Жила была семья. Муж, жена, и дети. Детей было много – десять. Родители были не молодые. Они решили, что двух детей отвести в лес, чтобы их там оставить, потому что они поняли, что всех детей они прокормить не смогут. Была зима. Жили они в избушке рядом с лесом. На ночь глядя, взяли родители брата и сестру, и повели в чащу леса.  Но когда они накануне об этом договаривались, брат с сестрой подслушали их разговор, и узнали, что задумали родители.  Мальчик взял с собой кусочки хлеба или камешки. И когда родители повели их в лес, дети стали бросать по пути камешки и хлеб, чтобы найти по этим меткам дорогу домой…  

Терапевт: О чем для тебя сказка?

Клиент: Сказка для меня о том, что с детьми обошлись несправедливо. Что может быть ужаснее, чем отвести детей в лес на растерзание диким зверям.  Как такое можно сделать? Эта сказка, о жестокости и несправедливости. Холодящий ужас.

Причиной такого поступка для родителей является бедность. А для меня еще и жестокость. Особенно, если взять тот факт, что почему-то именно на них пал жестокий выбор. Не всех детей отвели в лес, а только их двоих. 

 

Фигуры расстановки:

1.       Брат

2.       Сестра

3.       Родители (одной фигурой)

4.       Лес (темный, зимний, холодный)

5.       Крошки хлеба или камешки (следы, вешки)

6.       Оставшиеся дома дети

7.       Домашний очаг (дом)
 

***

Образ расстановки

Фигура «Родители»: Крошки меня выбешивают. Воровство. Мне не хватает фигуры «Ночь».  Мне хочется с ней об укрытии: «Укрой нас всех!» Многие наши дела делаются ночью. 

Фигура «Сестра»: Я хочу сказать родителям, какие они козлы. Меня очень радуют крошки хлеба. Как будто это прекрасные детские игрушки. С ними я чувствую себя защищенной. Мне даже жаль оставшихся детей.

Фигура «Брат»: У меня крутится мысль как построить избушку, как добыть пропитание, как сестру защитить. Потрясывает. Надо что-то делать. Я отцу помогать не буду. Такое впечатление, что я в лес ушел с инструментом для обустройства самостоятельной жизни. 

Фигура «Оставшиеся дома дети»: Сильные противоречивые чувства раздирают. Я и родителей люблю, и брата с сестрой люблю. Мне хочется забиться в темный уголочек, накрыться одеялом и чтобы никто не знал, где я. Я боюсь думать, что они ушли. Мне хотелось бы верить, что это всё игра. И всё вернется на свои места. 

Фигура «Дом-очаг»: Я стабильный. Мне весело. Я не воспринимаю всерьез всё это. Это для меня игра. 

Фигура «Лес»: Я покровительствую брату. Я знаю, что если я ему помогу, то он с сестрой выживет. Я очень хочу, чтобы родители выразили внятно, чего они хотят. Я поддерживаю очаг. Я нейтральный и сильный. Готов помогать всем.

***

Терапевт (клиенту): Когда ты на всё это смотришь, в тебе это как-то отзывается? Может быть какие-то фразы…

Клиент: Мне удивительно то, что лес собирается защищать брата с сестрой. Мне очень созвучно то, что брат собирается строить дом и защищать сестру. Очень сильно отозвалось, когда оставшиеся дома дети сказали, что им самим тяжело. Ночь для меня как чувство вины, или стыда, её появление принесло значительное облегчение.

Терапевт (клиенту): Может у тебя есть идеи насчет твоих бабушек и прабабушек, у кого могло быть чувство вины. Может быть кто-то ушел, а кто-то остался… Может одному наследства досталось больше, а кому-то меньше… Может быть есть истории?...

Клиент: Трудно сказать…

Фигура «Сестра»: Кто-то потерялся, и об этом все забыли. Под благими намерениями ночи делаются самые плохие дела. От этого хочется дистанцироваться. У нас были родители… род. Но сейчас мы с братом и это главное. Мы как другая ветка рода.

Клиент: Во мне это отзывается так. Может быть этим двум детям несказанно повезло, что их в лес отвели. Их же двое.

Терапевт: В том, что их было именно двое, содержится очень глубокая метафора. В сказке просто сказано, что родители просто приняли решение и повели их в лес. А то как родители это решение принимали? А вдруг род совсем прекратился бы, если бы кого-то не отправили в лес? И мы можем догадаться, что спаслись из страшной ситуации именно те, кого увели в лес.    

(На этих словах всю группу заместителей вовлекает в сильное волнение. Попадаем в тему…)

И как жить тем, кто остался, зная, что те, кого увели в лес, наверняка умрут.   

Фигура «Оставшиеся дома дети»: «Глядя на сестру, я тоже так хочу! Мне очень дискомфортно! Я раздираюсь между реальным страхом и гипотетическими возможностями».

Фигура «Сестра»: «Во мне поднимается волна гнева. Злобно. Словами это не выразить. Землю жрите, но подохните. Слова едкие».

Фигура «Оставшиеся дома дети»: «Я её понимаю, мы за них не попросили. Но слова такие слышать обидно. Мы же маленькие были. Нас трясет. И все тело чешется».

Терапевт: «А еще ночь… Как жить с этим чувством вины?»

Фигура «Брат»: «Во мне злобы нет. Мне бы построить, оградить, защитить…»

Фигура «Лес»: «Я начинаю шуметь и поднимается ветер». 

***

Клиент: «Мне не понятно, где я во всем этом…»

Терапевт: Походи, посмотри, почувствуй, где тебе лучше всего будет.

Клиент: Мне лес импонирует. Мне здесь нравится, потому что здесь безопаснее.

Терапевт: Если бы ты взяла бы себе на вооружение качества, которые несет в себе лес, что бы это могло быть?

Клиент: Лес сильный. Вернее он всесильный. Он помогает, защищает от врагов, может и наказать. Он мощный, справедливый, тихий. Он всегда накормит. На него всегда можно положиться. Надежность, защита и сила.

Терапевт: Как бы ты вела себя в той ситуации, в который ты оказалась сейчас, если бы у тебя были эти качества?

Клиент: Сложно. Лес ведь он сам по себе.

Терапевт: Представь, что в своей жизненной ситуации ты сама по себе. Ты всесильна. Ты сама решаешь, что делать?

Клиент: Я готова получить то, что мне положено, то, на что по вселенским законам я имею право.

Терапевт: Именно в этот момент в поле чувствуется появление решения.

Клиент: И готова с благодарностью передать всё добро дальше, своим детям.

Терапевт: Расстановка сказки очень интересна тем, что было к примеру много семейных переплетений и травм. И они все разрешаются здесь сразу за одну расстановку. И все это решается на бессознательном уровне. Нам не нужно ничего вытаскивать на поверхность.

И мертвые пошли к мертвым. Живые к живым. Братья-сестры примирились. Вспомнили тех, кто был забыт. 

Клиент: Очень мощные ощущения во всем теле.  

(завершение расстановки, заместители садятся на стулья)

***

Круг посланий от заместителей после расстановки

Терапевт предлагает каждому заместителю, который участвовал в расстановке, сказать по одному предложению, дать послание клиенту из своей роли. Это может быть одно слово, или одно предложение. И те, кто учится расстановкам, могут почувствовать, что каждое послание является решением.

  • Я из роли «Родители» хочу сказать (клиенту): Как было со мной в детстве, так и я поступил. Это моё повторение… Я по другому не умею.
  • Я из роли «Оставшиеся дома дети» хочу сказать (клиенту): Нас обманули. Я не согласна. Нам сказали, что нам лучше, а нам на самом деле хуже.
  • Я из роли «Сестра» хочу сказать (клиенту): Молчание конечно золото. Но будет лучше всем, если гнев будет выражен по адресу. И когда это по адресу, тогда в этом много энергии. Сила мужчины в лице брата чувствуется, как заступничество, придающее внутренней уверенности. И лес как естественное, как природное явление, и гнев может принять, может защитить, накормить и обустроить, помочь во всем.
  • Я из роли «Крошки хлеба» хочу сказать (клиенту): Ты всегда будешь сыта. Как только дети сказали, что они живы, построили дом, обустроились, я превратилась в некий доход и благополучие.
  • Я из роли «Брат» хочу сказать (клиенту): Брошенность и обездоленность дает бешенный толчок к жизни, к успеху и карьерному росту.
  • Я из роли «Ночь» хочу сказать (клиенту): Каждый, кто берёт себе своё, является огромным ресурсом. Ночь – это субстанция что-то дающая и что-то забирающая.
  • Терапевт: «Ночь», на мой взгляд, это явно роль коллективного бессознательного, которая что-то забирает и что-то дает. И когда она что-то забирает и что-то дает, нам кажется, что это не так, как нам хочется. А потом это получается именно так, как нам нужно.   
  • Я из роли «Очаг-Дом» хочу сказать (клиенту): Отозвалась позиция «Леса» не судить. Всегда, когда мы начинаем судить, в этом всегда меньше правды, меньше мудрости. А позиция «Леса»: ты делай то, что ты можешь, и не суди.
  • Я из роли «Лес» хочу сказать (клиенту): Представь, что ты белочка, и тогда я стану для тебя щедрой кладовой ресурсов. 

Терапевт: Мне пришло из поля, что тебе стоит сказать мужу, что ты веришь в то, что он сможет тебя защитить. «Я просто верю, что у тебя всё получится».

***

Терапевт: Как ты себя чувствуешь?

Клиент: Удивительно! Я конечно еще не до конца это всё осознаю… Я всё это посмотрю, осмыслю… Но всё что вы здесь прочувствовали, всё, что вы мне здесь сказали, было очень ценно.

 

***

 Терапевт:

От меня я могу сказать, что здесь есть про абортированных детей, когда выбирают кому остаться в живых, кому нет, когда мы выбираем, что мы не прокормим всех, и поэтому этих абортируем. И потом не благодарят этих абортированных детей, что они принесли свои жизни в жертву. Здесь про какое-то отсутствие веры, что родители могут защитить и дать кров, что это обязательно нужно делать самой. Что родители не могут дать тот уровень обеспеченности который нужен. И про многое другое.