Вы здесь

Травматерапия: Что делать с полярными эмоциональными состояниями

Очень важно понимать следующее. Расщепленность личности травмированного человека очень часто выражается в диаметрально противоположных (полярных) эмоциональных состояниях. Если мы видим ребенка плачущего (его обидели), на самом деле это всегда двойная эмоция: на поверхности боль (негативно-пассивное состояние), а внутри невыраженная агрессия (негативно-активное состояние). Иногда, наоборот, на поверхности агрессия, а внутри много невыраженной боли.

И работая с такими людьми нужно уделить внимание и тому, и другому. Это гантелька неразъемная. Можно называть это частями личности, можно называть полярными эмоциональными состояниями, главное – уделить внимание обоим сторонам медали. 

Если просто утешать «плачущего ребенка», используя слова «Я тебе помогу, я тебе защита, я тебе опора» он, конечно же, рано или поздно успокоится, но внутри него останется позиция «Я все равно прав. Нужно только достать молоток побольше, дождаться удобного момента, чтобы ударить и отомстить». Другими словами, мы утешили его на поверхности, но агрессия внутри осталась. И эта агрессия рано или поздно вылезет. Если мы помогли клиенту выразить агрессию, а на боль внимания не обратили, эта боль может о себе напомнить. Расщепленность всегда полярна. И работать с обоими полюсами.

Один из эффективных расстановочных приемов, который применяется для обработки полярных эмоциональных состояний – разделение родителей, на которых обижается ребенок, в случае травмы брошенности, на две ипостаси «негативную» и «позитивную». Терапевт помогает выразить обиды и агрессию по отношению к одной ипостаси (негативной), а потом выразить любовь другой ипостаси (позитивной), принять от неё заботу и поддержку. Таким образом, делая соответствующие акценты, мы помогаем принять и родителей, и самих себя.        

 

  • В последнее время психологи говорят, что жалеть ребенка не надо. Это с него снимает ответственность, и он потом ответственность на себя никогда не берет.  Как это происходит? Ударился об угол – угол виноват. Разбил чашку – это она сама разбилась.

Когда это просто стрессовая ситуация или ситуация воспитания маленького ребенка,  делайте, что хотите, приучайте к ответственности. Но если уже случилась травма, внутренние адаптационные механизмы сломались, это происходит, как правило, на фоне позиции ребенка: «Я в этом виноват» (например, виноват в разводе родителей). Тут нужно провести реабилитацию ребенка. Реабилитация и воспитание – это разные процессы. Как говорил Суворов, «тяжело в ученье, легко в бою». Воспитывая, приучайте к ответственности, нагружайте ответственностью, тренируйте. Так, в одном из фильмов герой Николаса Кейджа тренировал свою дочку не бояться террористов, стреляя в неё из пистолета. А когда человек в травме, в руинах, его воспитывать и грузить не надо, его надо спасать. Сначала нужно восстановить его целостность, укрепить ресурсами, а потом воспитывать. Именно для создания более позитивного образа себя и дается клиенту послание «Ты не виноват».   

Конечно ситуация в каждом конкретном клиентском случае разная, но если сильная агрессия есть, без её отреагирования продвинуться в работе с клиентом очень трудно. Потому что агрессия выполняет роль сейфа. Именно она является ключом доступа к внутренней боли. А иногда непосредственное прикосновение к боли, позволяет снять агрессию.

 

История из книги Денаана Перри «Воины сердца» очень хорош иллюстрирует способ работы с полярныи эмоциями. 

«…Мой друг, один из самых лучших айкидоистов, которых я знаю, был в Токио на встрече преподавателей Айкидо. После завершения встречи он захотел посетить своего учителя в городе Киото на юге Японии.

 Итак, он оказался в вагоне скоростного японского поезда, в котором людей было, как селедок в бочке. Когда поезд тронулся, он заметил, что был единственным кавказцем в этом вагоне. Вдруг он услышал шум, доносившийся из противоположного конца вагона. Поезд был настолько забит людьми, что ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, что там происходит. Вагон покачивало из стороны в сторону, и он вскоре смог разглядеть сквозь головы людей огромного пьяного японца, который кричал и толкал людей, ругался и отнимал еду у окружающих. В общем, он досаждал всем.

Когда мой друг понял, что происходит, то почти неосознанно подумал: "Этому парню повезло, что я в другом конце вагона. Я бы научил его хорошим манерам”.

В тот же момент пьяница вдруг перестал кричать и начал шарить глазами по всему вагону и, наконец, остановил свой пристальный взгляд на моем друге. Мой друг прошептал: "О, черт!" Он задел своей энергетикой (своим Ки) этого человека, и тот принял его приглашение к "танцу”. Прежде, чем мой друг понял, что произошло, пьяный с криками: "Убирайся из нашего поезда. Ты - белый дьявол. Ты убил всех моих близких”, -  начал пробираться к нему через битком набитый вагон.

"Что делать?" - подумал мой друг. "Все двери закрыты. В вагоне так тесно, что я едва могу пошевелить руками. Если он доберется до меня, я постараюсь уложить его на пол и потом, на следующей станции, я докажу ему, что будет умнее с его стороны сесть в другой поезд”. Мой друг сосредоточился, “включил” глубокое дыхание и стал ждать, когда пьяный к нему проберется.

Но, протискиваясь сквозь толпу, пьяный поравнялся с креслом, где сидел очень старый, худой японец. Тот положил свою руку на его плечо. Пьяный, угрожая, сбросил руку, но старик тут же положил ее снова. И опять пьяный сбросил руку со своего плеча, обещая старику сломать ее, если тот не перестанет приставать. Однако, рука мягко вернулась на плечо.

Этот танец повторился восемь или девять раз. Рука на плече пьяного сбрасывается, возвращается на место, сбрасывается, возвращается, подобно некоему первобытному ритуалу Синего Хирона. После восьмого или девятого раза старик впервые взглянул на пьяного и сказал мягко: "Значит, ты пьешь в поездах?" Пьяный снова сбросил руку, старик немедленно положил ее на прежнее место и сказал: "Я тоже пью в поездах. Вся моя семья погибла. Я стар и одинок. Когда я нахожусь в толпе людей, как например, в этом поезде, мне становится так одиноко, что я пью, чтобы забыться”. Теперь пьяный слушал. Старик продолжил: "Ты тоже одинок, мой молодой брат?" И через минуту верзила сидел на подлокотнике кресла старика, положив свою голову ему на плечо. Старик поглаживал его спутанные волосы, а детина плакал навзрыд: "Я так одинок. Я причинил так много вреда другим людям. Никто не любит меня. Я - один на всем белом свете”.

И мой друг, до сих пор сохранявший свою "боевую стойку", почувствовал себя полным дураком.

***

Очень поучительный случай произошел в одном из наших психологических лагерей. Саша был лидером дня лагеря и собирал людей к обеду: «Марина, бросай всё, обед стынет, давай быстрее за стол…»  Марина ему в ответ: «А кто ты такой, чтобы мне указывать, что мне сейчас делать!» Саша, не ожидавший такого приёма, в ответ в долгу не остался, тоже пару ласковых слов добавил. После такого обмена репликами в лагерь пришли два зверя. У народа ложки во рту чуть не застряли. Я их отвожу в сторону. «Что произошло?» «Я её на обед позвал, а она мне такое…!» «Вы бы видели и слышали, как он это сделал?» 

Я им объясняю: «Марина, он просто хотел позвать тебя на обед. Ты на него среагировала достаточно ярко. Скорее всего, ты увидела в нем всех мужчин, которые тебя обижали, делали тебе больно, вот ты и кинулась защищаться. Давай попробуем этих мужчин из Саши вывести, и ты им скажешь все, что давно хотела сказать». 

Дальше было 15 минут отборной матершины.

«Полегчало?»

«Да»

«Здорово!»

Дальше говорю Саше: «И ты отрегаировал немного не так. Она просто тебе сказала, чтобы ты её не беспокоил, а ты разъярился и разорался.  Наверняка ты попутал её с какими-то женщинами из своей жизни, которые сделали тебе больно. Давай я поставлю заместителя для всех этих женщин, и ты скажешь им всё, что о них думаешь». 

Дальше было 15 минут отборной мата.

Выдохнули они эту агрессию через ругань, отреагировали словесно, сделали это качественно. Психологический лагерь был на природе, они были переполнены энергией, ресурса для работы было очень много.   

«Полегчало?»

«Полегчало!»

«Поблагодарите друг друга за то, что помогли друг другу освободиться от старого груза».

Они обнялись как два боксера после спарринга. И пошли в лагерь.

Это стало для меня прекрасным примером отреагирования агрессии. Главное, в этот момент терапевту мысленно держать в руках воображаемую баскетбольную корзину, чтобы агрессия не задерживалась, сразу уходила в землю. Агрессия вышла через активное отреагирование. А боль была уважена через внимание к личному мнению, выслушивание, не перебивание.      

***

Для травмированных людей очень важна помощь со стороны, помощь других людей. Сами они справиться с этим не могут. Например, страх смерти можно преодолеть, только обеспечив человеку стабильное чувство защищенности — и как можно скорее. И если сразу не помочь человеку, его травма со временем будет только усугубляться. А как на самом деле происходит? Вместо обращения за профессиональной помощью, близкие травмированного человека через некоторое время начинают избегать его, требуют прекратить бесконечные разговоры о своей беде или стыдят за неспособность справиться cтравмой.

Если вы встретили человека, который раз за разом описывает свое горестное состояние и обвиняет в этом состоянии других: «Это они, злодеи, виноваты!», раздражаться на него бессмысленно.  Возможно это последствие психической травмы. Тяжелый жизненный опыт мог сломить веру человека в себя и приучить его к мысли что он «никто», и звать его «никак», и от него ничего не зависит. Но вы в качестве помощника можете сделать для него очень много. Сначала утешить, успокоить, а потом потихонечку-полегонечку его возвращать в состояние ответственности за себя и свою жизнь.

Признание «я сам в ответе за свою жизнь» – это уже прорыв, революция, это у же очень много.   

Автор: Юрий Карпенков

3 января 2014 г.

 

Узнать подробнее о программе по травматерапии в нашем центре