Вы здесь

Работа с травмой в системной расстановке

По мнению психологов, существуют следующие признаки психического здоровья:

  • любовь к самому себе и признание собственной ценности,
  • способность вступать в контакт и общаться с другими людьми,
  • уверенность в будущем и оптимизм,
  • радость жизни, способность получать наслаждение от жизни,
  • способность проявлять гибкость в поступках.

В подавляющем большинстве жизненных ситуаций большинство людей, так или иначе, могут  самостоятельно обеспечить себе достижение этих критериев здоровья и чувствовать себя счастливыми. Но иногда случаются и такие события, которые оказываются для человека чрезмерно тяжелыми, с которыми он сам в одиночку справиться не может. Эти события получили название - травма. Что же это такое и что с этим делать?

Как все мы хорошо знаем, травма физического тела - перелом, растяжение, разрыв связок и мышц и т.д. происходит тогда, когда физическое воздействие на тело превышает возможности тела к сопротивлению. Причем физически тренированный человек может выдерживать намного более серьезные нагрузки без травматизации, в отличие от нетренированного. Таким образом, то, что для одного вполне допустимо, для другого – травматично.

Что такое психическая травма? По аналогии с травмой физической, это такое состояние человека, когда угрожающая опасность сильнее возможностей психики к сопротивлению, когда он не может с ней справиться. Как правило, это сопровождается чувством беспомощности и незащищенности, ощущением потери контроля, вызывает изменение восприятия себя и мира в негативную сторону. И точно так же, как с физической травмой, одно событие для одного человека может оказаться  небольшим стрессом, для другого - полным крахом основ жизни.

Процесс травмы состоит из двух фаз:

  • 1.     Психические реакции непосредственно в момент переживания травмирующей ситуации.  
  • 2.     Посттравматических реакций разной степени длительности.

Для первой фазы характерны: тревога, страх, сверхбдительность, поиск выхода из опасной ситуации. В это время гормоны (адреналин, кортизол и др.) мобилизуют резервы организма.

Если все попытки справиться с опасностью не привели к успеху, наступает вторая фаза, происходит анестезия телесной и душевной боли (шок, обездвиженность).

Если в ситуации стресса у нас есть выбор бороться или убегать (flightorfight), в ситуации травмы остается только возможность застыть или внутренне расщепиться (freezeorfragment). Стресс приводит к мобилизации энергии, защитный механизм травмы - к демобилизации, отключению энергии и заморозке чувств.

Переживание страшной опасности попадает внутрь человека, становится частью его опыта, частью его личности. И если бы этот трагический опыт постоянно «висел перед глазами», человек не смог бы жить дальше. Поэтому психика человека в целях самозащиты «задвигает» травмированную часть личности подальше, в некий «бункер» или «сейф», отгораживается от боли. Такое разделение (диссоциация) – это нормальный психический процесс приспособления к проблемным ситуациям. Поэтому человек может просто «не помнить» травмирующую ситуацию, или помнить её фрагментарно, видеть эпизоды «как в тумане», или наблюдать за происходящим, «словно со стороны». Часто происходит заморозка чувств: человек каменеет, становясь холодным, отстраненным, бесчувственным. 

И все было бы хорошо, но проблема в том, что след воспоминаний о травме никуда при этом не уходит, он остается в теле как бомба замедленного действия. Как только человек попадает в ситуацию, чем-то похожую на ситуацию травмы, этот механизм регуляции может выйти из-под контроля и образы старой травматичной ситуации снова заполнят сознание. Так, бывший военный, переживший опыт боев в горячей точке, может испытывать приступы паники от простого звука работы отбойного молотка или перфоратора. Человек, которого в детстве избила толпа хулиганов, может бояться зайти в многолюдный магазин. Кроме того, процесс «удержания опыта травмы в сейфе» требует постоянных затрат психических сил и истощают резервы энергии. Поэтому фраза «время лечит все раны» в случае психической травмы неверна.

Для травмированных людей очень важна помощь со стороны, помощь других людей. Сами они справиться с этим не могут. Например, страх смерти можно преодолеть, только обеспечив человеку стабильное чувство защищенности — и как можно скорее. И если сразу не помочь человеку, его травма со временем будет только усугубляться. А как на самом деле происходит? Вместо обращения за профессиональной помощью, близкие травмированного человека через некоторое время начинают избегают его, требуют прекратить бесконечные разговоры о своей беде или стыдят за неспособность справиться cтравмой.

Еще одно наблюдение. Мышечный панцирь так же участвует в удержании травматического опыта «в сейфе» мышечных напряжений. География мышечных зажимов – это своеобразная карта опыта травматизации. И часто случается так, что руки профессионального массажиста или остеопата, размягчают мышцы, выправляют суставы, и тем самым снимают мышечную защиту, которая блокирует травматические воспоминания. Как вы думаете, что после этого происходит? Боль и страх врываются в сознание, чувства страха охватывают человека, и тело, реагируя в режиме защиты, снова возвращает прежнее состояние «безопасной блокировки», мышечные зажимы возвращаются на свое прежнее место. Поэтому работа с телом для большей эффективности должна идти параллельно с психологической работой.

Существуют следующие виды травм:

  • Экзистенциальная травма (ситуация смертельной угрозы), сопровождается страхом смерти и ставит человека перед выбором: замкнуться в себе или проявить душевную стойкость, стать сильнее. 
  • Травма потери (смерть близких) провоцирует страх одиночества и ставит человека перед выбором: зациклиться на чувстве траура и скорби или оставить его в прошлом.
  • Травма отношений (злоупотребление, предательство или разрыв отношений) провоцирует разочарование и гнев, и ставит человека перед выбором: не доверять больше никому или снова научиться доверять и любить.
  • Травма непоправимой ошибки (аморальный поступок) провоцирует чувство вины и стыда, и ставит человека перед выбором признать или не признать свою ответственность за свои поступки.    

Чаще всего в практике моей работы с травмами детского периода мне встречались травма потери и травма отношений.

Системная расстановка – эффективный метод проработки детских травматических переживаний 

Ситуацию детской травмы можно рассматривать как ситуацию со следующими элементами:

  1. Значимый взрослый (мать, отец, бабушка, дедушка, воспитатель, учитель, сосед-недоброжелатель, любой другой более сильный человек, например «дядя милиционер», дворовый хулиган).
  2. Негативный фактор: негативное воздействие на ребенка со стороны значимого взрослого (упрек, оскорбление, злоупотребление, оставление в одиночестве, насилие, безразличие и т.д.) или бездействие в ситуации угрозы для ребенка (например, во время природной катастрофы, аварии, болезни и т.д.). 
  3. Поврежденная часть личности (обиженный, бессильный, беззащитный ребенок), которая занимается воспроизведением и переживанием травматического опыта.
  4. Относительно здоровая часть личности (взрослый, сильный, уверенный в себе человек).
  5. Линия времени, на которой собственно и произошло когда-то травмирующее событие.

 

Самым важным условием для начала работы с детскими травмами является создание безопасного пространства для клиента. Помимо дистанции (клиент наблюдает на заместителей со стороны), элементами безопасного пространства могут быть:

  • акцент в беседе не на проблеме, а на цели (желаемом состоянии),
  • символы безопасности (система предупредительных сигналов, телохранители, пуленепробиваемые экраны, рассказ о ситуации от третьего лица и т.д.),
  • правило «СТОП» (право на защиту своих границ),
  • насыщение клиента всеми возможными «виртуальными» ресурсами.

В частности, можно использовать технику концентрации внимания на ситуацию «здесь и сейчас». Допустим, клиент, рассказывая о травмирующей ситуации, так увлекся, что заплакал так же как в детстве, воспроизвел старую боль из прошлого в своем настоящем. Это своего рода «транс боли», эта боль вызвана не окружающей объективной реальностью (он ведь в кресле перед терапевтом), а виртуальным образом старого опыта, который ворвался в сознание и заполонил его, и «стоит перед глазами». Самое простое и быстрое, что можно сделать для того, чтобы клиент «вынырнул» из привычного транса-боли – это попросить в деталях описать комнату, сравнить две ладони (свою и терапевта), совершить или обратить внимание на необычное действие. Это очень быстро возвращает клиента в объективную реальность, возвращает способность контролировать свое состояние. Другим весьма эффективным приемом является характерный вздох облегчения, с акцентом на выдохе. Клиент как бы «выдыхает» из себя боль, избавляется от негативных переживаний.

Вернувшись в ресурсное состояние, клиент вновь чувствует себя «здесь и сейчас», чувствует  уверенность, силу, энергию, спокойствие, уравновешенность. Только убедившись в том, что клиент находится в ресурсном состоянии, можно продолжать работу. 

Я в своей работе использую следующий вариант работы с травмой.

Я начинаю с двух фигур: 1) заместитель клиента в контексте проблемы и 2) заместитель цели на линии времени. В ходе расстановки заместитель клиента идет в точку во времени, где произошла травма и разворачивается лицом к «негативному фактору» (чаще всего, это значимый взрослый, но может быть и злая собака, природная катастрофа, хулиганы и т.д.). Клиент, который смотрит на это из безопасного пространства, понимает, что какая-то его часть («раненый ребенок») находится не в сегодняшнем дне, а в прошлом, и продолжает играть «заезженную пластинку боли, обиды, бессильного гнева и т.д., растранжиривая на это энергетические ресурсы личности. Именно поэтому ему не хватает сил идти к важным целям жизни. Очень важно в этот момент внимательно отследить телесные ощущения, эмоциональные состояния, как самого клиента, так и заместителя травмированной части. 

В ходе дальнейшей работы, ведущий дает травмированной части выразить, отреагировать  негативные чувства, передать ответственность агрессору или взять её на себя (если это собственная ошибка). Важно делать следующий акцент: вместо позиции «ты – плохой, и я тебя осуждаю», лучше использовать технику «Я-послание»: «мне было тогда очень плохо, я хочу об этом сказать». В зависимости от тяжести ситуации, это делает сам клиент или проговаривает его заместитель. Такие приемы как передача тяжелого предмета, поклон, глубокое дыхание с акцентом на выдох на этой стадии работы могут быть весьма эффективными. Важно дать этому процессу столько времени, сколько необходимо. Весьма наглядным критерием освобождения от негатива является смягчение или полное снятие телесных симптомов (боль, дискомфорт, ощущение удушья, тяжести, слез, дрожи, озноба, и т.д.).

Далее необходимо насытить травмированную часть всеми доступными воображению видами ресурсов. Клиент, находясь в безопасном пространстве, в воображении или используя телесное подкрепление, может позаботиться о раненом ребенке. Он может «одарить» его подарками, заботой, поместить его в позитивный образ такой жизни, где у него есть всё для счастья (любовь близких, игрушки, друзья, наряды, кушанья и т.д.). Наглядным критерием того, что насыщение ресурсами произошло, является изменение телесных ощущений и эмоционального состояния заместителя «раненной части».  Такие расстановочные приемы как телесный контакт, опора под спину, контакт глаз – весьма эффективны. На телесном уровне ресурсное состояние «исцеленной детской части» могут проявляться в виде ощущений тепла, легкости, расслабленности, волны мурашек, покалывания, потока энергии, расправленных плеч, глубокого дыхания, прямого взгляда прямо перед собой, пружинистой энергичности во всем теле, стремлении идти вперед к цели и т.п.

Метафорически, можно сказать, что мы извлекаем из клиента травмированную часть (капсулу боли), разгружаем боль, наполняем ресурсом. Далее надо тем или иным способом интегрировать клиента с обновленной, исцеленной своей частью. Можно попросить клиента впустить её в себя целиком. Можно просто сказать этой части: «Ты теперь всегда во мне вот такая, счастливая». Можно придумать и другие варианты. После интеграции, происходит слияние ресурсов клиента, находящегося в безопасном пространстве с ресурсами исцеленной детской части. В большинстве случаев это очень трогательный, волнующий процесс, который сопровождается ощущением полноты, целостности, спокойствия, комфортом в теле и позитивными образами и смыслами. В таком состоянии цели клиента становятся для него достижимыми. Ведущему остается помочь клиенту поставить позитивный телесный якорь, который будет помогать клиенту воспроизводить достигнутое ресурсное состояние в повседневности, и договориться с клиентом, как он будет реализовывать себя нового на поведенческом уровне, в своем окружении, в среде обитания.

Таким образом, системная расстановка в работе с травмой позволяет развернуть процесс транформации-исцеления травмы на всех уровнях - на уровне телесных ощущений, мыслей, чувств, образов, поведенческих действий. И что самое важное, все это происходит в сравнительно небольшой период времени. Кроме того системная расстановка позволяет прорабатывать детские травмы которые были полностью или частично амнезированы.

Статистика проведения индивидуальных системных расстановок для 123 клиентов по запросу «Увеличение денежного потока» показала, что у 19% клиентов были внутренние ограничения к достижению успеха, связанные с детской травмой. Из общего числа проведенных для этих клиентов интервенций, 7% интервенций производились в контексте детской травмы.

Вот несколько примеров: 

  • травма в связи с разводом родителей – 4 случая из 123
  • отец отругал за случай лунатизма
  • воспитатель детского сада напугал тем, что в наказание за плохое поведение хотел запереть в подвале
  • отец перевел ребенка в другую школу против его желания
  • отец хотел ребенка-мальчика со светлыми волосами, родилась девочка с темными волосами
  • разрыв отношений, первая любовь
  • смерть отца в возрасте 5 лет
  • чувство вины и стыда, слезы
  • страх и слезы
  • причина, амнезированная полностью

Заключение:

Таким образом, системная расстановка позволяет обеспечить достаточную степень безопасности и эффективности процесса исцеления от последствий детской травмы: 

  • Использование заместителей позволяет наблюдать за заместителями со стороны, что создает безопасную дистанцию клиента от травмирующей ситуации, позволяет не допустить повторной травматизации;
  • Целительные образы системной расстановки весьма наглядны и эффективны для формирования нового позитивного отношения клиента к самому себе, для выстраивания новых жизненных целей.
  • В расстановочной работе телесные ощущения и самочувствие заместителя можно использовать для контроля состояния клиента и степени его освобождения от телесных и эмоциональных блоков;
  • Ведущий, группа заместителей и наблюдателей обеспечивает клиенту необходимую эмоциональную поддержку в процессе трансформации. 

Автор: Юрий Карпенков