Вы здесь

Психическая травма: что это такое и как её заметить

Психическая травма во многом похожа на травму физическую.

Как все мы хорошо знаем, травма физического тела - перелом, растяжение, разрыв связок и мышц и т.д. происходит тогда, когда физическое воздействие на тело превышает возможности тела к сопротивлению. Причем физически тренированный человек может выдерживать намного более серьезные нагрузки без травматизации, в отличие от нетренированного. Таким образом, то, что для одного хорошо, для другого – не очень.

Что такое психическая травма?  По аналогии с физической травмой, это такое состояние человека, когда угрожающая опасность сильнее возможностей психики к сопротивлению, когда он не может с ней справиться. Как правило, это сопровождается чувством беспомощности и незащищенности, ощущением потери контроля, вызывает изменение восприятия себя и мира в негативную сторону. «Оказывается кроме бабочек красивых, в этом мире еще и в морду бьют». И так же, как с физической травмой, то, что для одного человека просто небольшой стресс, для другого может оказаться полным крахом основ жизни.

Процесс травмы состоит из двух фаз:

1.    Психические реакции непосредственно в момент переживания травмирующей ситуации. 

2.    Посттравматические реакции разной степени длительности

Для первой фазы характерны: тревога, страх, сверхбдительность, поиск выхода из опасной ситуации. В это время гормоны (адреналин, кортизол и др.) мобилизуют резервы организма. В этом состоянии человек может горы свернуть, и не заметить.

Если все попытки справиться с опасностью не привели к успеху, наступает вторая фаза, происходит анестезия телесной и душевной боли (шок, обездвиженность).

Если в ситуации стресса, мобилизованность ведет к действию, у человека ест возможность автивно реагировать, есть выбор бороться или убегать (flightorfight), то в ситуации травмы, ресурсов для активного реагирования нет, остается только возможность застыть или внутренне расщепиться (freezeorfragment). Стресс приводит к мобилизации энергии, защитный механизм травмы - к демобилизации, отключению энергии и заморозке чувств.

Человек может не спать сутки, и быть вполне бодрым (это для него просто стресс, который мобилизует резервы организма). Если человек не  поспит четверо суток, у него внутри что-то ломается, и он не может вернуться в исходное состояние, и не может сопротивляться внешнему давлению. Например, после пытки бессонницей, люди оговаривали самих себя и тем самым подписывали себе приговор.    

Выглядит это так, по аналогии с физической травмой. Играл футболист и вместо мяча ударил ногой по кирпичу.  У него есть очаг боли. И чтобы он смог играть этот очаг боли блокируют анестезией (заморозкой).

Переживание страшной опасности попадает внутрь человека, становится частью его опыта, частью его личности. И если бы этот трагический опыт (например, насилие) постоянно висел перед глазами, человек не смог бы жить дальше, не смог бы выходить на улицу и встречаться с людьми. Поэтому психика человека в целях самозащиты задвигает травмированную часть личности подальше, в некий «бункер» или «сейф», блокирует, замораживает её своеобразной анестезией, отгораживается от боли.

***

В книге Денаана Перри «Воины сердца» есть очень сильная история, которая хорошо иллюстрирует механизм детской травмы.

«…Мой старый наставник в гештальт-терапии рассказал мне следующую историю. Это было время, когда он только-только закончил Институт Гештальт-терапии и начал практиковать в Сан-Франциско. Он сразу же добился больших успехов. Он был очень чутким и заботливым человеком, и люди приходили к нему со всей Калифорнии.

Примерно после года работы он решил перелистать "архив" своей практики и просмотреть, кто приходил к нему и для чего. И тут он обнаружил кое-что интересное. Его клиенты обращались к нему с самыми разными психологическими проблемами, кроме одной. Они приходили со своими страхами, расстройствами и т.д., но никто ни разу не пришел к нему с какой-либо сексуальной проблемой.

Он предположил, что, наверное, по соседству практикует какой-нибудь потрясающий сексопатолог и все, имеющие сексуальные проблемы, идут к нему. Правильно? Да нет, конечно!

Несколько месяцев спустя, он участвовал в работе семинара в рамках курсов повышения квалификации. Когда группа обсуждала его работу в учебной ситуации, одна присутствующая на семинаре женщина-терапевт сказала ему: "Джон, я хотела бы дать вам обратную связь. Прежде всего я хочу сказать, что вы прекрасно владеете навыками слушания. С вами очень легко разговаривать, делиться переживаниями. Ваш язык тела очень позитивен, вы хорошо держите контакт глаз, вы мягко поощряете мою открытость, и я наслаждаюсь нашим контактом. Однако, всякий раз, когда я затрагиваю вопрос своей сексуальности, вы становитесь белым как мел! Это поразительно, потому что ни в чем другом ваше поведение не меняется. Вы продолжаете поддерживать контакт глаз, вы продолжаете оставаться прекрасным слушателем, ваш язык тела остается открытым, новаше лицо становится абсолютно белым, как будто вы умираете! И, таким образом, я получаю от вас четкое сообщение, что для вас было бы лучше, чтобы мы с вами не разговаривали о моей сексуальности. И я немедленно меняю тему разговора, потому что чувствую ваш страх, и пугаюсь сама”.

В этот момент Джон понял, почему никто никогда не приходил к нему с сексуальными проблемами. На самом деле, люди приходили к нему с ними, но он отпугивал их. Какое-то "облако тумана" он поместил между собой и своими клиентами.

Главное в разрешении проблемы - это ее осознание. Новое осознание Джона позволило ему исследовать свою проблему более глубоко. Он сделал несколько упражнений дыхательной терапии, сконцентрировался на этом случае, и в его мозгу возник образ. Это было воспоминание, изображающее его в возрасте восьми лет в своей комнате. Его мать вошла в комнату и застала его мастурбирующим. Она повела себя не очень-то деликатно, и он сразу решил никогда больше так себя не вести и даже в беседах никогда не затрагивать этой темы. Фактически, он принял тогда два решения. Одно было - не иметь вообще никаких дел с сексом. Другое решение состояло в том, чтобы забыть о первом. (Такие решения обычно приходят парами.)

***

Такое разделение (диссоциация) психики человека на три части: 1) относительно здоровую, способную функционировать в обществе, 2) травмированную-плачущую и 3) агрессивно-контролирующую – это нормальный психический процесс приспособления к тяжелым проблемным ситуациям. Поэтому человек может просто «не помнить» травмирующую ситуацию, или помнить её фрагментарно, видеть эпизоды «как в тумане», или наблюдать за происходящим, «словно со стороны». Часто происходит заморозка чувств: человек каменеет, становясь холодным, отстраненным, бесчувственным. 

Пример из фильма-сказки. Женщина, заколдованная водяными, выглядит как бесчувственная и замороженная: «Что воля, что не воля - всё равно!» На самом деле это пример очень глубокого транса: не вижу и не слышу ничего. Общий наркоз, анестезия на всё тело.   

Иногда бесчувственной является одна часть тела. Дело в том, что мышечный панцирь так же участвует в удержании травматического опыта «в сейфе» мышечных напряжений. География мышечных зажимов – это своеобразная карта опыта травматизации, карта нашего характера, который сформировался под воздействием множества факторов.

И часто случается так, что руки профессионального массажиста или остеопата, размягчают мышцы, выправляют суставы, и тем самым снимают мышечную защиту, которая блокирует травматические воспоминания. Как вы думаете, что после этого происходит? Человек остается как змея без кожи. Боль врывается в сознание, чувства страха охватывают человека, и тело, реагируя в режиме защиты, снова возвращает прежнее состояние «безопасной блокировки», мышечные зажимы возвращаются на свое прежнее место. 

В рамках телесно-ориентированной психотерапии проработка телесных блоков, зажимов и нечувствительных областей тела происходит параллельно с проработкой травматического опыта на эмоциональном и ментальном уровне. Разминая зажатые мышцы, мы, по сути, размягчаем панцирь «защитника, сейфа» и получаем доступ к энергии боли и образ травмы и тут же перерабатываем их психотерапевтическими методами. И это намного экологичнее для клиентов, чем просто хороший массаж, просто работа с телом или энергетические техники.   

 

Главная проблема в том, что след воспоминаний о травме остается в теле как бомба замедленного действия. Как только человек попадает в ситуацию, чем-то похожую на ситуацию травмы, этот механизм регуляции может выйти из-под контроля и образы старой травматичной ситуации снова заполнят сознание. Бывший военный, переживший опыт боев в горячей точке, может испытывать приступы паники от простого звука работы отбойного молотка или перфоратора. Кроме того, процесс «удержания опыта травмы в сейфе» требует постоянных затрат психических сил и истощают резервы энергии. Поэтому фраза «время лечит все раны» в случае психической травмы неверна.

***

Расскажу вам историю из жизни. Очень известный и харизматичный тренер  рассказывал нам,  как правильно проводить бизнес-тренинги. И одна его идея никак не вписывалась в контекст нашей организации, о чем я и сказал. «Не можем мы себе позволить на однодневном тренинге тратить полтора часа на определенную процедуру. У нас на это максимум 10 минут». А тренер настаивает на своём. И тут я отловил момент. С одной стороны, я чувствую свою правоту на 100%. А с другой стороны из правого глаза у меня вытекает предательская слеза.  Другими словами, взрослая моя часть отстаивает свою позицию, а другая часть – скорее всего ребенок, которому учительница в свое время дала указкой по голове, плачет от бессилия. Скорее всего, спусковым механизмом стало внешнее сходство и манера поведения тренера и учительницы начальных классов.

***

Расскажу вам еще одну историю, когда травму на занятии из меня достали, а закрыть не закрыли. Это было нечто! Разные методы использовались для того, чтобы я смог войти в контакт с травматичной ситуацией в прошлом. И вошел я туда очень хорошо. Вся гамма чувств – очень агрессивных, которые я тогда, в прошлом, не отреагировал, затолкал внутрь себя как в тюбик и носил много лет, вылезла и взбурлила во мне в полный рост. И на самом пике этого процесса ведущий мне говорит: «Ну как? Это то, что у тебя было тогда?» Я говорю: «Да, абсолютно точное воспроизведение той ситуации, аж трясет». «Ну ладно, садись! Молодец! На сегодня это всё!» У меня состояние: «Как садись!? Я же сейчас всех порву… По запчастям разберу». Я чувствовал в себе что-то очень мощное, казалось, я могу деревья с корнем вырывать и штабелями складывать. Во мне была сила былинных богатырей и ярость Тайсона. И я никому не пожелаю оказаться один на один, без помощника, с таким состоянием, в такой ситуации. Спасло меня то, что мы были в это время на природе, у большого костра. Я полтора часа просто орал на ведущих: «Я хочу понять, что вы делаете с таким людьми как я, когда у них такие же состояния как у меня сейчас?!» И у этих ребят в тот вечер не было для меня ответа. Помогло наверно то, что пламя костра сожгло мою энергию агрессии. Потом их руководитель мне утром объяснил: «Моим ребятам нужно на ком-то учиться. Ты сильный, ты выдержишь!»  

***

Приведу пример. Однажды, когда я работал преподавателем в университете, со мной случилось совершенно необъяснимое. Я только что провел семинар для 15 студентов, и всё прошло замечательно. Сразу после этого была лекция ля 80 студентов. Как только я увидел это множество людей, меня как подкосило. Тело бросало то в жар, то в холод, пот лился по спине, ноги сделались как  ватные, дышать не могу, слезы на глазах. И самое неприятное, весь заготовленный и отрепетированный текст лекции, исчез из головы. Как будто «корова языком слизала». В этот момент я чувствовал себя больным человеком.  

Через некоторое время, пользуясь случаем, я обратился за помощью к Дьюке Бегеман из Голландии (бизнес-тренеру и психотерапевту, ученице Карла Роджерса).  Она сказала: «Садись на стул. Дыши чуть глубже. И вспоминай эпизод из жизни, когда большая группа людей тебе сделала плохо».  Я просто сидел и отматывал пленку памяти. Целых 10 минут. Ничего такого не вспоминалось. Счастливое детство. Как сыр в масле катался. Никто меня пальцем не трогал. И вдруг на условной отметке – 5 лет, ярчайшая вспышка. Как на картинке чёткое воспоминание об одном эпизоде. В этот день я опоздал в садик. Остывший завтрак на столе меня дожидается. Воспитатели обсуждают свои дела. А весь мой замечательный  альбом «шедевральных» рисунков ребята распотрошили на самолетики. И самолетики летают по всей комнате. Как же я заревел! Белугой! Альбом этот был тогда для меня единственной собственностью. БЫЛ!

На сеансе терапии я рыдал как пятилетний ребенок несколько минут, которые показались мне вечностью. Спасибо группе. Она сначала терпеливо ждала, пока я что-то вспомню, а потом терпеливо ждала, когда я проплачусь.  

Выхожу я после этой процедуры на улицу. Небо в два раза голубее. Зелень в два раза ярче. Девушки навстречу одни красивые идут и мне улыбаются. Мир буквально расцвел для меня новыми красками. Как будто с души снял темную серую линзу. И я по-новому всё увидел. 

***

Вот такой опыт был в моей жизни. Что запустило бомбу замедленного действия, которую я хранил в себе 20 лет? Может, количество людей. Может, цвет аудитории. Может быть, куча самых разных факторов, незаметных на первый взгляд. Что бы это ни было, если вы это за собой отследили, это значит, что просыпается и выходит из засады то, что дремало в вас давно.  

***

В этом плане я убежден, что заниматься энергетическими практиками или йогой для людей с психическими травмами нужно осторожно. Любой запуск дополнительных потоков энергии и ресурсов, и любое дополнительное раскрепощение тела приводит к раскупориванию внутренних защитных капсул, «сундучков со сказками», и все наши «скелеты из шкафа» в полный рост приходят в гости к нам. Это может быть некомфортно. И любой специалист по духовным, энергетическим и телесным практикам должен как минимум предупредить человека о вероятности такой ситуации, и как максимум уметь сопровождать эти процессы экологично для клиента.  

Очень важно воспринимать эти процессы проявления своей травмы без страха и паники. Травма постучалась к вам для того, чтобы вы обратили на неё внимание. Это означает, что вы накопили достаточно внутреннего ресурса и сил, чтобы поработать с ней. Пришло её время покинуть вас и освободить пространство для чего-то нового. Ситуация созрела для проработки. Порадуйтесь этому. И обратитесь за помощью к специалисту.   

 

О том, как проработать психическую травму, читайте друге статьи в разделе «травматерапия»  

Автор: Юрий Карпенков

3 января 2014 г.

 

Узнать подробнее о программе по травматерапии в нашем центре