Вы здесь

Инцест и сексуальное оскорбление

Оскорбления бывают разными, отличаясь степенью и тем, кто их совершает. В целом можно сказать, что почти всегда, когда на расстановки приходит женщина с проблемой сексуального оскорбления или инцеста в ее родительской семье, мы наблюдаем следующую динамику: есть явный преступник — отец, а за сценой стоит скрытый преступник — мать.

Типичная семейная система, в которой есть место сексуальному оскорблению ребенка. Причина инцеста: заместитель отца чувствует сексуальное влечение к дочери, в то время как заместитель матери смотрит в сторону. Выглядит так, словно между родителями существует негласный договор на использование дочери вместо матери.

Признание взаимного, негласного договора между матерью и отцом у многих может вызвать сильный протест. Подобную реакцию можно понять. Однако, практика системных расстановок показывает, что если мы хотим исцелить систему, нужно учитывать и роль матери. Именно такой подход помогает клиенту разрешить ситуацию и исцелиться.

Очень часто во время расстановки выясняется, что либо мать стремится уйти из семьи, либо у нее с отцом нет полноценных сексуальных отношений, либо и то, и другое. Часто мать в силу своих переплетений в своей родительской семье не может быть близкой со своим мужем, отсюда и дисбаланс в отношениях, прежде всего сексуальных. Чтобы восстановить баланс, жена бессознательно побуждает дочь делать за нее то, что сама она не может или не хочет.

Разрешающая фраза должна отражать изначальную динамику семьи, приведшую к инцесту. Например, ребенок может сказать маме: «Я заняла твое место, потому что я тебя люблю», и папе: «Я делала это из любви к маме». Эта фраза возвращает ребенку невинность, а взрослым - всю ответственность за то, что они сделали.

Чтобы разрешить ситуацию, мы должны показать клиенту, что ребенок был вовлечен в этот процесс из любви к матери. Обычно это помогает восстановить контакт матери и дочери. И тогда дочери не нужно больше замещать мать, она снимает с себя это бремя и снова может стать ребенком. Чаще всего на этом этапе интерес отца к дочери как к сексуальному объекту значительно снижается. В конце концов, отец на самом деле хотел мать, а дочь лишь исполняла ее роль.

Кроме того, во многих расстановках наблюдался факт, который нельзя обойти стороной. В ряде случаев сексуального насилия дочь испытывает удовольствие и даже своего рода любовь к отцу. Если клиентка этого факта не признает, то вряд ли она сможет наслаждаться сексом, будучи взрослой женщиной.

В ходе расстановки решением в данной ситуации может быть готовность дочери сказать матери следующие слова: «Я делала это из любви к тебе, мама». Затем, обращаясь к обоим родителям, клиентка может сказать: «Я — всего лишь ребенок. Я невинна. Я отдаю вам вашу ответственность и вину за то, что произошло».

Невинность травмированного ребенка должна быть восстановлена. Он должен вновь занять принадлежащее ему место в семейной системе.

Очень важно отреагировать негативные эмоции ребенка. Когда динамика семейной системы становится явной, клиентке легче выйти за пределы гнева, боли и вины, которые она испытывает по отношению к отцу. Она может отдать ему ответственность за то, что произошло.

Если же клиентка продолжает испытывать гнев или чувство вины, это усугубляет проблему и мешает разрешению ситуации. Гнев мешает смотреть правде в глаза, намертво привязывает дочь к отцу, и впоследствии ей будет трудно устанавливать нормальные сексуальные отношения с другими мужчинами.

Кроме того, первый сексуальный опыт является важным событием в жизни человека и образует связь, которую ему необходимо признавать и уважать, если он хочет в дальнейшем иметь счастливые сексуальные отношения. Если оскорбленная дочь продолжает испытывать к отцу негативные эмоции и продолжает его обвинять, то она не может его уважать, и ситуация остается незавершенной. По большому счету это значит, что ее травма не исцелена и мешает ей найти другого партнера.

Терапевт, который оправдывает гнев жертвы, сочувствует ей и поддерживает ее эмоцию как правильную реакцию, может помешать клиентке найти решение проблемы. Катарсис, высвобождение годами сдерживаемого гнева может быть полезным, но это всего лишь первый шаг. Когда у клиентки возникают ясность и понимание, она в состоянии избавиться от  гнева на отца.

Клиентка также может обратиться к отцу со следующими словами: «То, что ты делал со мной, было неправильным. Я — всего лишь ребенок. Теперь я отдаю тебе твою ответственность и вину за то, что ты сделал». Очень важно, чтобы клиентка произносила эти слова спокойно, нейтральным тоном, без гнева или обвинения, не ощущая себя жертвой. Если в ее голосе нет спокойствия, значит, что-то еще незавершенно.

Для терапевта трудность в подобных случаях состоит в том, чтобы не впадать в роль сочувствующего союзника и не поддерживать враждебность клиентки по отношению к насильнику. Если он это допустит, то не сможет помочь. Терапевт всегда всем сердцем готов поддержать клиента, и, тем не менее, ему не следует принимать ничью сторону.

Терапевт должен помнить о том, что в глубине души клиент хочет принадлежать обоим родителям, какими бы они ни были. Семейные узы сильны. Мы можем считать родителей жестокими или недостойными воспитывать детей, но ребенку все равно, какие у него родители, для него главное то, что они его родители.

Из книги СВАГИТО Р. Либермайстер. Корни любви.

Семейные расстановки — от зависимости к свободе. Практическое руководство.

Санкт-Петербург. Издательская группа «Весь». 2008, с.221.